Немного о Братской могиле (старая редакция)

С 2007 года в Интернете, в открытом доступе, появилась Объединённая база данных «Мемориал». Она объединяет в себе множество архивных документов о погибших и пропавших без вести во время ВОВ бойцах нашей армии. С помощью этой базы данных была предпринята попытка уточнения числа воинов, которые захоронены в Братской могиле у деревни Хомяки. Однако в процессе поиска выяснилось, что нельзя однозначно установить, покоится тот или иной человек именно в Братской могиле- а не в одиночной могиле где-то около деревни, погиб он или пропал без вести. Поэтому поиск вёлся по следующему критерию- по упоминанию о том или ином воине как о погибшем или пропавшем без вести в боях в окрестностях деревни Хомяки. На нынешний момент, вместе с бойцами, упоминающимися на мемориальных плитах Братской могилы, определено, что в боях у д.Хомяки с конца октября 1941 по январь 1942 года погибли и пропали без вести 455 человек (списки приведены ниже). Из них на памятных плитах Мемориала значится 98 (2- ошибочно), обнаружено числящихся погибшими ещё 150 человек и 209 считаются павшими без вести в ходе боёв.
Все эти люди являлись солдатами и офицерами 601 мотострелкового полка 82 мотострелковой дивизии, в т.ч. 3 члена экипажа одного из танков приданного дивизии 27-го отдельного танкового батальона, и погибли они или пропали без вести, за редкими исключениями, в период с 26.10. по 03.11.1941 года.
82-я дивизия была переброшена из Монголии, включена в состав 5-й армии и буквально сразу вступила в тяжёлые бои в районе Дорохова. После битвы за Москву эта дивизия была переименована в 3-ю Гвардейскую мотострелковую дивизию и получила орден Красного Знамени. Части именно 601-го мотострелкового полка этой дивизии и воевали в те дни в районе д.Хомяки. После, вместе с дивизией, полк получил звание "Гвардейский" и новый, весьма почётный в те годы, номер: он стал 5-м Гвардейским мотострелковым полком (подробнее об истории переименований и переформирований этих частей в военное и послевоенное время можно узнать в Википедии: здесь о дивизии, а здесь- об истории полка)

На общем фоне событий и потерь тех лет даже такие кровавые бои, как те, которые проходили в конце октября- начале ноября 1941 у Хомяков, официальной историей (по нашему убеждению КРАЙНЕ НЕЗАСЛУЖЕННО- как и вообще всю эпопею именно на центральном направлении первого этапа Битвы за Москву) принято считать малозначительным эпизодом. Поэтому как-то восстановить картину происходившего сложно- слишком мало данных. Известно, что 23 октября 1941г. немцы перешли в наступление в районе Дорохова и потеснили наши войска несколько восточнее, до линии Болтино- Костино- Анашкино, в эти дни немцами, наверное, впервые и были заняты Хомяки. Известно также, что танково-артиллерийские засады, организованные нашим командованием в этом районе, немцы при этом обходили стороной, в т.ч. южнее Дорохово- т.е. и в районе деревни. Затем 26-27.10 советские войска контратаковали, но в начале ноября вынуждены были снова отступить и к концу ноября окончательно закрепились на линии р.Нара- Тучково, до самого январского наступления 1942 года.
В оперативных сводках Ставки ВГК (доступных), наша деревня скупо упоминается несколько раз- 26, 27, 31 октября и 2 ноября 1941- во время основных боёв, проходивших здесь и 11 января 1942, в самом начале январского наступления советских войск. 12 или 13 января, очевидно, Хомяки были освобождены, т.к. в оперативных сводках говорится о том, что 13.01.1942 года 5-я армия овладела и самим Дорохово и всем районом по линии Дорохово- Мишинка- Архангельское. Причём, в донесениях 5-й армии от Костино (этой деревни давно уже нет) на Хомяки наступали части 210 мотострелкового полка- соседа 601 мсп по 82-й дивизии, хотя никаких данных о потерях 210-го полка в этом направлении (в опубликованных в базе Мемориала донесениях о потерях) пока не обнаружено.

Таким образом получается, что помимо недели боёв с 26.10.-03.11.1941, когда здесь воевали бойцы 601мсп, боестолкновения в окрестностях деревни могли происходить 23-25 октября 1941- при отступлении (а это могли быть части 32-й или 50-й стрелковой дивизии, другие подразделения) и 12-13 января 1942- при наступлении наших войск (части 82-й дивизии, не обязательно 601 мсп, а, возможно и 210 мсп, наступавший чуть севернее вдоль Минского шоссе). Маловероятно (хоть и возможно), чтоб такой удобный пригорок, вблизи такой важнейшей магистрали как Минское шоссе, и та и другая сторона при отступлении сдали без боя. Однако данных о потерях наших войск в эти дни в окрестностях д.Хомяки в базе «Мемориал» пока не найдены. Так же в оперативных сводках Ставки ВГК упоминается о том, что 02.11.1941 «части 32 сд вели бои с ротой противника, усиленной танками в районе Хомяки», но данные о потерях 32-й стрелковой дивизии в этом районе также отсутствуют. В донесениях 5 армии (на сайте "Подвиг народа") есть упоминание об участии в этом бое, помимо частей 32-й дивизии, бойцов 1310 стрелкового полка народного ополчения. 1310 полк был направлен на усиление 82-й мсд в конце октября.
Несколько настораживает и тот факт, что, кроме данных об экипаже танка КВ и о нескольких лёгких танках, отсутствуют сведения о других частях, придаваемых обычно для усиления стрелковых подразделений. Также нет сведений о действиях и потерях среди партизан в этом районе за период почти в 2,5 месяцев немецкой оккупации, а это не исключено, ведь по некоторым свидетельствам в Хомяках был расположен штаб одного из немецких подразделений, который был разгромлен партизанами. Да и о соратниках Зои Космодемьянской, исполнителях приказа № 0428 (о «тактике выжженной земли») не стоит забывать: в одном из донесений 5-й армии (№0324 от 28.11.1941г.) Хомяки упоминаются как полностью сожжённая в результате исполнения этого приказа деревня...

В связи со всем этим надо отметить, что список погибших у д.Хомяки шире полученного, но, по видимому, точно его установить просто невозможно и этому есть ряд причин, не считая главной- 70-летнего срока, прошедшего с тех пор.
Многие документы тех лет либо утеряны, либо не всегда точны, либо противоречат друг другу. Если списки потерь (т.н. «Донесения о безвозвратных потерях») 82-й мсд составлены по всей форме, отпечатаны на машинке и подшиты, то аналогичные документы частей 32-й и 50-й дивизии часто написаны от-руки и часто содержат минимум данных о погибшем. Это и неудивительно, ведь 32-я и 50-я дивизии долгое время находились в боях под Можайском, выходили из окружения, неся огромные потери, в т.ч. и среди штабных работников. Также не найдены сведения о потерях 1310 сп у Хомяков и, вероятнее всего сведения эти вообще отсутствуют, т.к. такие донесения формировались на дивизионном уровне, а полк в описываемый период был из состава своей дивизии (18 дивизии народного ополчения) изъят (22.10.1941), а в составе 19-й сд появился через 2 месяца, 24.12.1941, вероятно после доукомплектования и пополнения потерь в боях. На данный момент в базе данных "Мемориал" присутствуют только скупые сведения о пропавших без вести некоторых офицерах 1310 полка (в описываемом периоде)- в консолидированном донесении штаба Западного фронта №2470, аж за сентябрь 1943г.

Но даже в документах 82-й мсд достаточно неточностей и противоречий. Например д.Хомяки приписана то к Дороховскому, то к Звенигородскому, то Верейскому (иногда даже к какому-то Вересаевскому) или Рузскому району Московской области, что, наверное и привело к тому, что в Учётной карточке захоронения долгое время были записаны 53 фамилии (а на самом памятнике до 1990-х были упомянуты вообще только 2 фамилии- Осташев и Парамонов, вроде бы) и лишь несколько лет назад список расширился до 89, а затем до 98 человек. Хотя теперь ясно, что речь идёт об одном и том же промежутке времени, одном подразделении и об одной и той же деревне.. И, конечно, только с помощью компьютерных средств можно в огромном количестве документов что-то достаточно легко найти и сравнить. Так, к примеру, сейчас можно с уверенностью сказать, что из тех, кто записан на мемориальных досках как погибшие, как минимум двое пережили войну - это Балычев М.И. (был точно жив в 1960г.) и Пронин А.М. (умер в 1991г.). Причём 9 мая 2013 года нам написала внучка Пронина Александра Митрофановича, Наталия, с уточнением, что её дед умер в 2006-м году, т.е. и в современной нам Книге Памяти встречаются ошибки в датировке совсем уж недавних событий.
Однако анализ действий и потерь отдельно взятого 601-го мсп, даже с помощью таких мощных средств как интернет и компьютер, представляет известную сложность. Части полка практически одновременно вели бои в Дорохово, Кузовлёво, Капани, Анашкино, Ляхово, Брыкино, Хомяках, Труфановке, Крымском и т.д. Некоторые подразделения полка были спешно переброшены под Звенигород, в район д.Кезьмино (Козьмино)- на помощь в устранении немецкого прорыва, после- переведены обратно к Минскому шоссе, но уже в сократившемся из-за потерь составе. Неудивительно, что дивизионные писари путали названия районов, а комбаты и командиры рот не всегда могли точно указать в донесениях место гибели и захоронения своих подчинённых. Тела погибших оставались на поле боя- на территории, захваченной противником и причислялись к без вести пропавшим. Часто встречаются ошибки в написании фамилий или имен- отчеств, особенно татарских, башкирских и бурятских, непривычных для слуха писарей. А в составе 601-го полка уроженцев тех мест было немало. Стоит отметить, что подавляющее большинство записей о потерях полка в окрестностях деревни, выходящие за рамки 26.10-03.11.1941, содержат в дате "2"- например 12.11.1941, 12 или 22.12.1941, что, в совокупности с записями в отчётах о боевых действиях, наталкивает на сомнения: а не ошибочны ли даты и не 02.11.1941 произошли все эти потери? Всё возможно..
В этой запутанной ситуации могли б помочь воспоминания и свидетельства очевидцев, но письменных воспоминаний крайне мало, как, теперь, и самих очевидцев. В книгах больших военачальников, командармов 5-й Армии Лелюшенко, сменившего его Говорова (который и командовал армией в описываемый промежуток времени) или сменившего его позже, в 1943-м, Крылова, Хомяки упоминаются вскользь только Крыловым , как направление, слишком «мелок» эпизод.
Больше конкретики в воспоминаниях простых солдат и младших офицеров. Например, в воспоминаниях Дементьева Василия Дмитриевича, впоследствии гвардии полковника, почётного гражданина г.Можайска, академика Академии исторических наук, с 2007 года- её вице-президента, а тогда, в октябре 1941- сержанта, командира противотанкового орудия, описывается первый бой 601мсп к востоку от Дорохово, вблизи д.Хомяки, 27 октября. Он пишет о том, как в этом бою было уничтожено 13 фашистских танков и до 250 солдат противника- пехоту умелым пулемётным огнём отсекали от танков и уничтожали. В бою особо отличился пулемётный расчёт Петренко и Заикина- они вели фланговый огонь, находясь немного впереди от основной линии нашей обороны. Упоминает он и о комбате своего, 1-го батальона, капитане Петрове, благодаря умелому руководству которого тот, первый бой, прошёл так успешно и с минимальными потерями. Капитан Петров Александр Петрович погибнет через несколько дней, 30 октября, и похоронен в Братской могиле у д.Хомяки… Расчёт самого Дементьева уничтожил в этом бою один Т-III, и, совместно с ещё одним расчётом, сбил гусеницы с ещё одного танка, а экипажи были уничтожены огнём пехотинцев. В результате боя к вечеру 27.10 деревня была освобождена, в оперативных сводках Ставки ВГК указано: «в течение 27 октября… 82 мсд вела наступление и, встречая упорное сопротивление противника, вышла на рубеж Болтино- вост. окраина Дорохово- лес 3/4 км зап. района Хомяки». Сам Дементьев был легко ранен 28.10 в бою у д.Хомяки и некоторое время в боях не участвовал, хотя скоро вернулся в строй, освобождал Можайск и дошёл до самого Берлина и Праги.
Кошлачёв Виктор Иванович, бывший в 41-м году ст. сержантом, после войны- капитан в отставке, также артиллерист, вспоминая об этом бое, отмечает снайперский огонь орудийного наводчика Николая Маризина… Маризин погиб через 2 дня, 29 октября и похоронен в Братской могиле у д.Хомяки. Ещё в одном бою за Хомяки батареей мл. лейтенанта Помазана Д.Ф., по воспоминаниям Кошлачёва, было подбито 6 немецких танков. Это произошло 2 ноября, в этом бою батарея потеряла два противотанковых орудия и почти весь их расчёт. Погиб и командир батареи Дмитрий Помазан. Он, вероятнее всего, также похоронен в Братской могиле, хотя ни в Паспорте захоронения, ни на Мемориальных плитах не упомянут.
Генерал армии Ивановский Евгений Филиппович, член ЦК, Главком Сухопутных войск СССР (1985- 1989гг.), в октябре- ноябре 1941 был нач.штаба 27-го отдельного танкового батальона, воевавшего под Дорохово в составе 5-й армии. Бойцы батальона также принимали участие в боях у д.Хомяки. В своей книге «Атаку начинали танкисты» Ивановский вспоминает о действиях экипажа одного из танков КВ, под командованием Виктора Ивановича Ермолина. Весь его экипаж состоял из тракторозаводцев Челябинска: наводчик Владимир Ласауц, механик-водитель Николай Чунихин, радист-стрелок Степан Мельников. В бою за Хомяки они уничтожили противотанковую батарею противника, открыв путь всему остальному батальону. 29 октября экипаж помог отбить колону женщин и детей, которую немцы гнали в качестве заложников по Минскому шоссе- неожиданным манёвром танк выехал на шоссе, отсекая фашистов от колонны, прикрывая людей собой и навязывая бой немцам. В этом бою танку повредили обе гусеницы, он остался без боекомплекта. Утром 30 октября, отремонтировав за ночь, на открытом шоссе, ходовую, но не успев пополнить боекомплект, танкисты совершили ещё один отважный поступок- разнесли своей машиной дом на окраине Хомяков в котором находилось пулемётное гнездо противника, косившее наши наступающие порядки. К сожалению, при этом танк попал под интенсивный обстрел и был сильно повреждён, погибли все члены экипажа, чудом остался в живых только тяжело раненый командир машины Виктор Ермолин.
Последний рассказ можно привести в качестве примера того, как свидетельства очевидцев могли бы помочь в поиске сведений о павших. Ведь Ласауц (Ласаутс) числится в донесениях о потерях пропавшими без вести в районе д.Хомяки 30.10, Чунихин- погибшим, Мельников Степан Степанович- погибшим у Кузовлёво 29.10.1941, а по свидетельству самого нач.штаба этого батальона они- один экипаж и не пропали без вести, а погибли в бою именно у д.Хомяки.
Но и в воспоминаниях свидетелей встречается достаточно неточностей. Например, в воспоминаниях Дёмина В.Д. упоминается 602-й полк, как сосед 601-го мсп по 82-й дивизии. Он явно перепутал номер полка- вероятно это был 210-й мсп.. Наверное благодаря этим воспоминаниям в списках на Братской могиле возникла фамилия сержанта Михайлова (у Дёмина он- старшина разведроты), о котором в донесениях о потерях нет ни строчки. Во всей 82-й мсд в октябре 1941 погибло или пропало б/в десять и в ноябре- 14 сержантов или старшин с фамилией на букву "М", ни одного Михайлова, даже близко похожих фамилий нет, упоминается лишь рядовой, телефонист Михайлов, пропавший без вести 30.10... Воспоминания Дёминым написаны в 1980-м году и в возможных помарках нет ничего удивительного, всё-таки прошло 4 десятка лет. Главное, что сам подвиг не остался забытым. А если память не подвела ветерана и что-то упущено именно в армейских документах- подвиг этот не остался и безымянным. Вообще Валентин Дмитриевич уделил внимание событиям у деревни Хомяки больше всех вспоминавших.. Пусть несколько сумбурно, эмоционально и не всегда точно, но он рассказывает достаточно подробно о тех днях, вспоминает о сослуживцах, погибших и выживших... Даже поминает добрым словом первого командира полка, майора Ширяева, в декабре 41-го расстрелянного по приговору трибунала. На заказ такие вещи в 70-80-х не писали, а за что и почему расстреляли героя Халкин-Гола в те сложные времена- не нам сейчас судить..

Эти воспоминания, оперсводки и документы о потерях, говорят о том, насколько упорными были бои в окрестностях деревни, с применением авиации, тяжёлой техники и артиллерии, о том, что с 24 октября по 3 ноября 1941 населённый пункт неоднократно переходил из рук в руки, ведь только к вечеру 27-го наши войска закрепились к западу от деревни, а утром 30-го октября её пришлось отбивать уже у немцев, 2-го ноября немцы её опять атаковали. Неудивительно, что местные жители, бывшие тогда подростками, рассказывали о более чем тысяче, а иногда даже о пяти тысячах убитых, только с нашей стороны.

Да, многие данные не точны, возможно, что из числа пропавших без вести кто-то попал в плен и пережил его, хотя из данного списка такие исключались, как и расстрелянные по решению трибунала, было и такое... есть упоминания и о дезертирстве и о переходе на сторону врага, но это даже не единичные, мизерные случаи, 2 или 3 на весь полк, на почти полтысячи павших. Может быть кто-то из погибших похоронен совсем в другом месте или в одиночной, а не Братской могиле. Но кажется просто необходимым увековечить как-то память обо всех этих людях, оставшихся здесь навсегда или оставивших здесь последнее упоминание о себе. Людях, из разных концов огромной страны, собранных тяжелейшей из войн в истории человечества под крохотной подмосковной деревушкой с весёлым именем "Хомяки".

Погибшие в боях у д.Хомяки, упомянутые на Мемориальных плитах Братской могилы
Погибшие в боях у д.Хомяки, отсутствующие в списках Братской могилы
Бойцы 601-го мотострелкового полка, павшие без вести в боях у деревни Хомяки

Пример: лист из донесения о боевых потерях 82-й мсд. Видно, что из числа погибших у д.Хомяки, только четверо (Смирнов, Красильников, Имигенов и Даржиев) упомянуты на Мемориальных плитах Братской могилы. Также погибшим числится переживший войну Пронин.

Выдержки из донесений о потерях (осторожно трафик, Word, по 25мег):
Донесения военных лет
Уточняющие послевоенные

В мае 2012 года Братскую могилу посетил внук одного из покоящихся в ней воинов- свердловчанина Георгия Георгиевича Голубева- Владимир Сергеевич Голубев, до 2011 года не знавший, где погиб его дед, хотя семья погибшего занималась поиском многие годы. Не значился Георгий Георгиевич, до 2012 года, и в Мемориальных списках захоронения, хотя в донесениях о боевых потерях указано и место гибели и место захоронения- д.Хомяки.

Это событие позволяет ещё больше увериться в том, что попытки установить поимённо всех, кто погиб или пал без вести у нашей деревни, не напрасны и могут помочь потомкам павших. И они смогут приехать и отдать дань памяти своим родным- как это ежегодно, с 1970-х годов, делают потомки мл.сержанта, читинца Сыча Виктора Ивановича. Это сейчас на Мемориальных досках увековечено его имя, а тогда, в 70-х, они чудом сумели выяснить, где и когда погиб родной им человек.

В сентябре 2012 года, благодаря подвижнической деятельности жителя д.Хомяки Анатолия Чекова, выдержки из донесений о потерях были завизированы в ЦАМО (Центральном архиве министерства обороны) и переданы в райвоенкомат, для дальнейшей проверки. В этот процесс вовлечены и ветеранские организации района, и администрации Кубинского поселения и Одинцовского района. Надеемся, что к следующему Дню Победы на мемориальных плитах появится более полный список павших у нашей деревни. Есть надежда и на то, что, вопреки сложившейся за семь десятилетий совершенно абсурдной традиции, наконец-то на мемориальных досках будут помянуты и павшие без вести защитники Родины.

Анатолий Чеков любезно разрешил опубликовать свой контактный телефон и готов, в меру возможного, ответить на вопросы всех лиц, действительно заинтересовавшихся воинским захоронением у деревни Хомяки: +7(919)770-4738. И, напоследок, было бы несправедливо умолчать о том, что, во-многом, благодаря именно его инициативам полузаброшенная братская могила преобразилась в Мемориал.

В сети Интернет встречаются сведения о существовании ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОГО МУЗЕЯ 82-й МОТОСТРЕЛКОВОЙ КРАСНОЗНАМЕННОЙ ДИВИЗИИ ИМЕНИ Г.К. ЖУКОВА (Свидетельство № 7106 от 21.11.96 г.)
Адрес музея: 614107, г. Пермь, ул. Р. Землячки, 11, Профессиональный лицей № 3 (т. 65-06-80)
Разделы экспозиции:
1. Участники боев на Халхин-Голе. МНР, 1939 год.
2. Халхингольцы - участники боев под Москвой. 1941 год.
3. Маршал Г.К. Жуков.
Количество музейных предметов - 998 (фотографии, документы, награды, письма, личные вещи ветеранов 82-й Мотострелковой дивизии).