Воспоминания Кошлачёва В.И.

КОШЛАЧЕВ Виктор Иванович - бывший ст. сержант, а ныне капитан в отставке, кавалер 16-ти правительственных наград, г том числе четырех боевых орденов.
" В 1941 году, 30 сентября, наша мотострелковая дивизия была поднята по тревоге в летних лагерях, и началась погрузка в эшелоны на станции Баян-Тумен Монгольской Народной Республики. Через 7 дней мы прибыли в Загорск, под Москву. Опуда своим ходом направились на фронт, на Можайское направление.
Краснознаменный мотострелковый полк, в составе которого была наша полковая батарея 76-мм орудий, действовал прямо по Минскому шоссе, восточнее села Дорохове. Положение на этом участке было тяжелое. И нам пришлось сходу вступить в бой.
Первый бой, а он наиболее памятный, пришлось вести против противотанковой обороны противника при взятии небольшого населенного пункта, находящегося в 300-400 метрах от Минского шоссе.
Мы выехали одним орудием на прямую наводку. У немцев, как выяснилось в бою, здесь находились три орудия. две противотанковые и одна зенитная пушка. Местность была открытая, и они не давали возможности продвинуться нашим танкам. Первой обнаружили зенитную пушку*, стоящую между домами за забором, и с первого же выстрела ее разбили. Вторым снарядом была уничтожена автомашина, которая пыталась забрать зенитное орудие.
В ответ гитлеровцы открыли огонь из двух противотанковых пушек. Одна из них была установлена в скотном дворе, а вторая на перекрытии его. Они били бронебойными. Снаряды срезали асфальт с шоссе, оставляя полосы поперек дороги. Еще несколько наших выстрелов заставили навсегда замолчать немецкие орудия.
Из соседнего леса пошли в атаку* наши танки Т-34 и пехота. Остатки немцев начали поджигать дома и пытались уйти, но это им не удалось. Они были отрезаны пехотой и уничтожены. В этом коротком первом бою проявились выучка боевого расчета, его стойкость и умение руководить боем командира , батареи младшего лейтенанта Помазана. Следует сказать, что наводчик орудия уралец Маризин по-снайперски вел огонь. Знания и умение, полученные в кропотливой нелегкой повседневной учебе в Монголии, где в те предвоенные годы ожидали боевых действий, пригодились.
В этом бою у нас потерь не было. В дальнейшем нам пришлось действовать в боевых порядках пехоты, огнем расчищая путь продвижения, как говорят военные, поддерживали пехоту "огнем и колесами."
В одном из боев за деревню Хомяки немцы предприняли танковую атаку, поддержанную артиллерией и пехотой. На наши два орудия, стоявшие в обороне, вышло около 13 танков. Шесть из них было подбито, и мы потеряли два орудия и больше половины личного состава. Здесь погиб наш командир батареи младший лейтенант Помазан.
Вспоминаю, как в один из вечеров, когда бой несколько стих, это было на подступах к селу Дорохове, командир батареи решил подготовить цели для стрельбы с закрытой позиции. Мы вместе с ним пробрались в боевое охранение пехоты. Но в это время со стороны противника послышались шум танков и крики. По нашему переднему краю был открыт ураганный огонь из орудий, минометов и стрелкового оружия. Немцы в полный рост, пьяные, шли в атаку*. В это время в бежавших цепях противника все заполыхало. Это был дан залп дивизиона "Катюш". Признаться, на нас этот залп оказал ошеломляющее воздействие. Ведь мы еще не знали о таком грозном оружии, но зато этот залп навечно успокоил пьяную орду!
Много мужества и отваги было в этих боевых друзьях, навечно оставшихся лежать в подмосковной земле..."