Статья в "Одинцовской неделе", май 2012

…И сбывается невозможное




В деревне Хомяки говорят, что живут на земле, политой кровью тех, кто покоится в местной братской могиле. Здесь нашли последний земной приют около 500 воинов, защищавших подступы к Москве.
В 50-е годы прошлого столетия на братском захоронении был установлен памятник в виде солдата с автоматом. Скорее всего, гипсовый, как тогда было принято, и он со временем разрушился. Взамен была установлена металлическая пирамидка с пятиконечной звездочкой и надписью: «Вечная слава воинам, погибшим за честь и независимость нашей Родины при освобождении деревни Хомяки от фашистскихзахватчиков». Рядом поместили планшеты с установленными фамилиями погибших. Их было 89.
В 2010 году на средства Кубинской администрации металлическую пирамидку заменили монументальной гранитной плитой с аналогичной надписью. К этому времени удалось установить еще девять фамилий.
К сожалению, только часть могилы оказалась в ограде, и это беспокоило местных жителей. Они также высказывали пожелания, чтобы памятную плиту поставили не на могиле, а рядом, и чтобы могильный холм не был закрыт тротуарной плиткой. Но что было сделано, то сделано. Старожилы предлагали даже восстановить памятник в виде солдата, но не в гипсовом исполнении. Однако все понимали, что деньги для этого требуются немалые, и у администрации их нет, а собрать нужную сумму самим тоже нереально.
Решили искать вариант памятника, приемлемый по деньгам для жителей деревни. Остановились на сумме в 200-300 тысяч рублей. Не отказалась принять участие в осуществлении проекта и местная власть. Главная инициативная группа состояла из двух человек - А.А.Чекова и В.В. Саврасова.
За разработку памятника по просьбе жителей деревни взялся народный художник России С.С. Казанцев. Состоялась также встреча с протоиереем Валерианом, и батюшка благословил хомяковцев на создание мемориала.
В начале 2011 года С.С.Казанцев представил макет будущего памятника, и ему заплатили аванс из денег, уже собранных жителями деревни. Сбор средств продолжался.
В каждом доме показывали фотографии макета памятника и рассказывали об эскизном проекте благоустройства братской могилы. И люди сдавали деньги, исходя из своих возможностей. Участие в финансировании памятника приняли и члены соседних садоводческих товариществ, и, как и обещала, Кубинская администрация.
Все запланированные работы были успешно выполнены в намеченные сроки. Сюжет о новом мемориале сняли журналисты телеканала «Подмосковье». Они взяли интервью и у жителей деревни.
Но телерепортаж, вышедший в эфир 9 мая, вызвал, мягко говоря, недоумение у инициаторов создания памятника. Наряду со словами благодарности прозвучали и довольно злые комментарии одной из жительниц Хомяков: «Поставили какую-то погремушку». Она не остановилась на этом и обратилась с письмом к самому Путину: «Случайно или специально, не нам об этом судить, но идет уничтожение захоронения на круглые даты. На 60-летие битвы под Москвой снесли скульптуру, на 70-летие - сравняли холм с землей…» Но кто старое помянет… Именно в год 70-летия битвы произошло событие, ради которого можно перенести любые неприятности и даже оскорбления.
В годовщину начала Великой Отечественной войны в Хомяках у нового мемориала побывал внук Георгия Георгиевича Голубева, погибшего здесь в 1941 году… Похоронка в Свердловск так и не пришла, но письмо о гибели товарища успел прислать на Урал его командир: в той роковой атаке он бежал рядом, когда разорвался вражеский снаряд.
Из того же письма следовало, что бой шел вблизи деревни Дорохово. Еще 25 лет после победы посылали родные Георгия запросы в архивы Минобороны и воинские части. Мать Георгия не верила в его гибель: «Может, где-нибудь в госпитале лежит искалеченный, но жив»… Но все официальные ответы были одинаковы: «Пропал без вести».
Поиски продолжил сын погибшего, Сергей Георгиевич, офицер-ракетчик. Дорохово было и для него точкой отсчета, но он надеялся на чудо - вдруг найдется еще какая-то весточка. В 1993 году его не стало. Эстафету поиска принял его сын Владимир Голубев.
Его ждала неожиданная удача - ему передали книгу «Память», выходившую в 90-е годы в каждом регионе России, в которой названы имена тех, кто ушел на фронт из военкоматов и не вернулся домой.
Только в Свердловской области таких оказалось 200 тысяч из призывавшихся 700 тысяч. Это был уже 14-й том, дополнительный. В предыдущих Владимир имени деда не обнаружил, а здесь с волнением прочитал три коротенькие строчки: «Голубев Георгий Георгиевич, рядовой, 1911 года рождения, погиб 2 декабря 1941 года, захоронен в деревне Хомяки Звенигородского района Московской области».
Георгий Голубев окончил Ленинградскую академию художеств. Его отец был главным архитектором Свердловска, и вместе с ним он участвовал в реализации ряда значительных проектов. В 1939 году он был призван в Красную армию, служил на Дальнем Востоке. Мог и уцелеть, но осенью вызвался добровольцем и был отправлен на действующий фронт, на передовую.
В благодарственном письме создателям мемориала Владимир пишет: «Отцу было тогда всего пять лет. Он вспоминал, что как-то ночью в их квартире ночью поднялась суматоха. Это Георгий отпросился на два часа из эшелона, стоявшего на станции Свердловск Сортировочный, и бегом добежал до родительского дома. У него было только полчаса, чтобы повидаться с близкими. Не сняв шинели и буденовки, он подбрасывал разбуженного сына под потолок, обнимал родных, и слезы градом катились по его счастливому лицу. Полчаса пролетели, как миг. Прощание - и он исчез, чтобы уже никогда не вернуться»…
Владимир послал письма в несколько организаций Одинцовского района с просьбой сообщить, есть ли фамилия деда на памятниках в населенных пунктах вблизи Дорохово и Хомяков. Ответ пришел от председателя Совета депутатов Кубинки Анатолия Николаевича Шудыкина, подполковника запаса, окончившего (удивительное совпадение!) Свердловское танково-артиллерийское училище.
Он выяснил, что имени Георгия Голубева на ближайших обелисках нет, но на этом не остановился - послал официальные запросы в архивы.
31 мая 2011 года Владимир Голубев получил от него долгожданную новость: «Достоверно установлено, что Голубев Георгий Георгиевич действительно захоронен в братской могиле в деревне Хомяки городского поселения Кубинка. Преклоняюсь перед памятью о его подвиге, рад за вас, Владимир Сергеевич, и ваших близких. До скорой встречи на кубинской земле!»…
К приезду Владимира Голубева имя его деда уже было начертано на одном из памятных планшетов.
Владимир рассказал, что это имя высечено на мемориальной доске в областном Доме архитекторов среди семи свердловчан - членов Союза архитекторов, погибших в 1941-1945 годах.
Такая же памятная доска есть и в организации, где он работал, - «Уралгражданпроекте». Особенно тронул его тот факт, что жители деревни не только внимательно следят за мемориалом, но сами затеяли этот проект, собрали на него деньги. Благодарил Владимир и Кубинскую администрацию, и особенно Анатолия Николаевича Шудыкина.
Он закончил свое письмо такими словами: «Еще раз хочу поблагодарить всех, кто помог в установлении места захоронения деда. Эти чувства трудно передать.
Надеюсь, что моя история поможет обрести надежду всем, кто до сих пор ищет место гибели своих родственников, героев той страшной войны»… Именно поэтому я и пишу в вашу газету.
Хочу обратиться ко всем, кто не знает, где сложили голову их родные и близкие.
Не теряйте надежды, ищите, помогайте в этом друг другу. Вы видите, что сбывается, казалось бы, невозможное.

Анатолий ЧЕКОВ,
дер. Хомяки
А.Чеков, "...И сбывается невозможное", газета "Одинцовская Неделя", № 457 (20), стр.4-5 Скачать